Институт математики, механики и компьютерных наук им. И. И. Воровича ЮФУ и я

| ~58 мин.
юфуобразованиемехмат

Большая статья с рефлексией и ностальгией об alma mater. Написано с любовью.

Итак, я закончил четыре года бакалавриата и полгода магистратуры в Институте математики, механики и компьютерных наук им. И. И. Воровича. Одно могу сказать точно – это было незабываемое время, наполненное переживаниями и впечатлениями. Да, не все планы удалось реализовать, не все надежды оправдались, но всё равно я благодарен всем, кто находился вокруг меня, потому что вы помогли мне стать лучше.

Этот пост я пишу не для того, чтобы выставить какие-то недостатки мехмата напоказ, или же наоборот расхвалить институт, я лишь делюсь своим субъективным опытом обучения в этом образовательном учреждении. Всё, что написано ниже, может не совпадать с чужим опытом/мнением/предрассудками, и это нормально. Я прошу тебя, дорогой читатель, не забывать об этом по ходу повествования и помнить, что этот пост написан с душой и любовью к месту, которому я отдал 5 лет своей жизни. 5 самых интересных, самых красочных и волнующих лет.

Промо-видео мехмата

Общие впечатления link

Мехмат, несмотря на все свои недостатки, – это классное место для учебы на этапе получения диплома бакалавра. Почему я так считаю?

Всё начинается со школы. У мехмата полный порядок с работой с абитуриентами. Воскресная компьютерная и Воскресная математическая школы знают своё дело. В институте смогли распознать нарастающий интерес к IT со стороны школьников и возглавить движение, и это очень круто. Да не просто возглавить, а ещё и сделать очень сильную школу программирования, которая знаний по теме дает шире и глубже, чем первые два года обучения на направлении прикладной математики и информатики. Мой интерес к программированию в подростковом возрасте был во многом усилен стараниями преподавателей школы. Ещё одно преимущество – организация процесса поступления: ежедневная статистика приема по направлениям, неофициальные списки поступающих с оценкой шансов на поступление, FAQ от директора. Благодаря таким фишкам уровень стресса понижается до приемлемой величины.

Первые два года обучения тоже были классные. Отчасти это впечатление о первых годах сложилось из-за того, что раньше трава была зеленее и всё такое. Однако, будем честными: качество преподавания на первых двух курсах на высоте. Я мог бы что-нибудь сказать про дискретную математику, которая местами уходила не туда, куда хотелось бы, и про программирование, которое было скорее про вычисление формул, но сейчас не об этом. Преподавание непрерывной математики меня удовлетворило целиком и полностью, как и английский язык, если забыть про некоторые истории.

Что меня радует особенно – на мехмате нет взяточничества, либо же я совсем слепой и не вижу очевидных вещей. От знакомых из ДГТУ я то и дело слышал истории, как преподаватель заваливал людей, давал им задания с неадекватной сложностью, а затем намекал на взятку. Люди, которые были не готовы бороться с трудностями, несли деньги и получали свои зачёты и экзамены. Здесь же страдали все, и легких путей, развращающих систему обучения, не было, чему я рад.

Год моего поступления совпал с моментом введения балльно-рейтинговой системы. Каждый студент всегда более-менее понимает, с чем ему придется столкнуться на протяжении семестра и точно знает, что нужно сделать для получения зачета.

Мехмат, как и в целом ЮФУ, неплох в плане творческой и общественной активности студентов. Хочешь программировать? Вот тебе IT-лаборатория на мехмате, вот тебе ещё куча проектов университетского масштаба. Умеешь играть на укулеле? Пожалуйста, вот тебе местные концерты, выступай. Ничего не умеешь, но в тебе избыток энергии? Ничего страшного, тебе быстро найдут применение.

Однако, на мехмате (во всяком случае, на направлении прикладной математики и информатики) есть серьезная проблема с образовательной атмосферой. Это, как мне кажется, происходит из-за сочетания следующих факторов:

Я отрефлексирую свой путь от абитуриента до студента, а затем и выпускника мехмата, разбив дальнейшее повествование по учебным годам, которые я провел в стенах alma mater. Дорогой читатель, присядь поудобнее, мы начинаем:

3 года воскресной компьютерной школы: Ожидание link

До поступления на мехмат в качестве студента я мариновался здесь как ученик #ВКШ. Воскресная компьютерная школа – до сих пор, как мне кажется, лучшее, что вообще можно организовать для школьников, заинтересованных в программировании.

Мне повезло, и моим преподавателем в ВКШ стал Михаил Эдуардович Абрамян. Я практически убежден, что Михаил Эдуардович – один из лучших преподавателей мехмата. Судите сами: этот человек умело держит аудиторию и из школьников, и из студентов. Он экстремально эрудирован и начитан, благодаря чему его повествование всегда наполнено весьма интересными деталями. Конечно, когда я учился в школе, я ещё не понимал, насколько это замечательный преподаватель. После поступления я имел возможность познать мощь его личности в полную силу, но об этом позднее.

Честно скажу, что годы, проведенные в ВКШ – это лучшие годы в плане обучения. Меня окружали люди, которым было действительно ИНТЕРЕСНО программировать и ИНТЕРЕСНО учиться. Большинство моих одногруппников в ВКШ пришли туда по своей воле, они были заинтересованы происходящим. Это была непередаваемая атмосфера, в которой я действительно развивался.

Плюс ко всему, методистам ВКШ удалось построить систему, которая закладывала максимально прочный фундамент для освоения языков программирования. Да, компьютерная школа мехмата в мои годы не учила школьника популярным/промышленным языкам вроде Java, JavaScript, Python и т.д. Да, мы работали в PascalABC.NET – продукте, который был произведен на мехмате. Я знаю, что есть люди, которые скептически относятся к подобному выбору. Однако я убежден, что Pascal и правда хороший язык для человека, делающего первые шаги в программировании. Весьма простой синтаксис языка идеально подходит для того, чтобы научить человека сосредотачиваться не на инструменте, а на алгоритме, который он пытается реализовать. Лучше дела обстоят, наверное, только в Python, но Python дает слишком много свободы, которая начинающему может и помешать.

img
Я и Антон Шалимов с похвальными листами #ВКШ

1 курс: Надежда link

Обучение link

Кое-как набрав порог по математике и практически идеально сдав русский и информатику на ЕГЭ, я без особых сложностей пробился на ПМиИ. Почему сюда? Потому что повёлся на агитацию некоторых преподавателей, которые твердили, что программа ПМиИ весьма сбалансирована и разнообразна засчёт возможности распределиться на кафедры. Там, мол, дальше можно будет с головой уйти в то, что интересно, а то, что не вызывает интереса, заменить. О, как же это было далеко от истины… Но ладно, об этом потом.

Итак, первый день в стенах университета в статусе студента. В любом другом месте проводят какие-то линейки, какие-то торжественные вручения зачеток и прочую дичь. На мехмате всё просто – зачетки раздали старостам, после чего у нас началась лекция по дискретной математике, которую вёл Яков Михайлович Ерусалимский. О, это было легендарно! В этот момент я испытал первобытный ужас, потому что такой математики я ещё не видел. Затем была скучная пара по истории, после чего – семинар по алгебре и аналитической геометрии. Вёл его Александр Моисеевич Столяр – тоже, по моему мнению, один из лучших преподавателей практики. Очень доходчивые объяснения и замечательное чувство юмора делали своё дело. К тому же, он был куратор нашей группы на первом курсе, который отвечал за нашу адаптацию в непростой студенческой жизни.

Через год после окончания #ВКШ я снова начал брать уроки у Михаила Эдуардовича Абрамяна, но в этот раз он вёл курс математического анализа. Сказать, что я был ошеломлен его разносторонними интересами и глубиной познаний – не сказать ничего. Он максимально аккуратно и максимально подробно рассказывал о каждом новом понятии, очень красиво проводил доказательства теорем и невольно научил меня визуализировать сложные математические понятия. К тому же, только став студентом, я узнал, каков этот человек на самом деле: строгий и интеллигентный мужчина, предпочитающий классическую музыку и литературу. Кто бы мог подумать!

Была история, после которой я понял, что он меня не забыл. Первая сессия. Математический анализ – первый экзамен. Я – последний, кто был в очереди на обсуждение билета. Подготовился я, честно скажу, скверно. Я пытался работать на понимание, но слишком поздно понял, что кроме Фихтенгольтца, которого я пытался начать использовать в начале семестра, есть ещё и другие авторы в списке рекомендованной литературы. В итоге я полагался только на свои конспекты, которые были очень плохого качества, и в итоге получил заслуженную тройку. Но сейчас не про оценку.

Сидим, обсуждаем мою работу. Я пытаюсь что-то там промямлить про экстремумы, но звучу слишком невнятно, потому что ничего не помню. В какой-то момент я честно сдаюсь и говорю, что больше ничего не отвечу из того раздела, по которому меня пытались оценить. И тут Михаил Эдуардович объявляет оценку, после чего задает вопрос:

— Ну что, программист? Не стыдно за такой ответ?

“Вспомнил, значит…”, — подумал я.

— Стыдно.

— А почему вообще пошли на прикладную математику? Шли бы на ФИИТ, зачем себя мучать?

В ответ я пропел ту же мантру, которую мне пели на дне открытых дверей: сбалансированная программа, есть возможность прокачаться в обоих направлениях и всё в таком духе. Он что-то ответил мне, но я, честно говоря, уже не помню.

Окей, что было ещё? Была Елена Владимировна Ширяева. Спасибо всем богам, что она была куратором другой группы! Наблюдая за тем, как живут под её кураторством студенты, я невольно вспомнил школьные годы – я видел уж слишком жесткий контроль, переплетающийся с угрозами звонить родителям в случае проблем. И вот вроде бы понятно – переживает человек, хочет, чтобы все студенты достойно вошли в студенческую жизнь. Но с другой стороны, именно это излишнее рвение мешает отсеять тех, кому эта учеба даром не сдалась, и поступили они не по своей воле.

Ладно, вернемся к образованию. Елена Владимировна довольно хорошо рассказывала лекции, я был весьма заинтересован, но вот то, как мы работали на практике, мне совершенно не нравилось. Мы использовали PascalABC.NET, но использовали его под возгласы Е.В. о том, что это не язык, а недоразумение, и что использовать нужно не это “богомерзкое изделие”, а что-то более адекватное. Как этого можно достичь? Ограничить язык до уровня Turbo Pascal.

Использовать синтаксический сахар было запрещено под страхом незачета, что я считаю бессмысленной затеей. Одно дело – ограничивать использование инструмента для того, чтобы человек написал алгоритм самостоятельно, а не вызывал встроенную функцию языка и был таков. Совершенно другое – лишать программиста удобных возможностей языка и вгонять неопытных студентов в положение, когда они лишаются возможности использовать современные синтаксические конструкции (вроде объявления переменной в цикле по необходимости), потому что не канон, видите ли. А потом мы удивляемся, почему прикладников приходится доучивать…

Ещё была физическая культура. Реутт Станислав Казимирович вместе со своей женой упрямо разрушал все стереотипы о том, какими бывают преподаватели этой дисциплины. Во-первых, он всегда был предельно вежлив по отношению к студентам. Да, бывало, что он отпускал подколки, которые кому-то могут показаться обидными, но в целом его уважали все. Во-вторых, он очень внимательно относился к преподаванию своего предмета: обучал правильно разминаться, правильно выполнять движения (и даже бег! я даже не представлял, что бегаю неправильно! а бег тёпочкой… ух). Справедливости ради, и в нашей школе был преподаватель, который обучал движению, но уважением к ученикам он точно не отличался. Короче, всю суть словосочетания “физическая культура” я смог прочувствовать только благодаря Станиславу Казимировичу. Осталось только полюбить и начать заниматься. С моим букетом болезней по опорно-двигательному аппарату это жизненно необходимо.

Ещё было целых три истории про английский язык и одну преподавательницу по этому предмету, но люди, которым я дал пост на вычитку, сказали, что они были слишком уж неэтичными. Я не согласен, что стоит скрывать их, потому что неэтичным было поведение преподавателя. Но так и быть. Если что, текст у меня сохранился, пишите.

Что ещё я запомнил о своей учебе на первом курсе? Конечно же, пары практики у Олега Борисовича Штейнберга. Часто мы отходили от темы и обсуждали, какие пути есть после получения степени бакалавра. Обсуждали и то, из чего состоит работа профессионального математика. Конечно, и дискретной математикой мы тоже занимались, и эти занятия были вполне и вполне веселые.

Короче, первый курс в плане учебы был максимально крут за исключением некоторых шероховатостей. О, какой же ошибкой было думать, что так оно всё и продолжится… На момент окончания первого учебного года я был полон надежд и планов, но затем всё пошло наперекосяк.

Ну и не могу не упомянуть свои первые успехи в общественной и творческой деятельности :)

Творческая и общественная жизнь link

На первом курсе я впервые вышел на сцену мехмата в качестве музыканта. Это произошло на концерте классической и инструментальной музыки, который в тот год ставил Саша Гутников. Это было очень волнительно. Кроме того, это был первый опыт совместного исполнения композиции, и подыгрывал мне Максим Коротенко. В тот год я вообще дал жару и вышел аж с тремя произведениями, правда, и по сей день думаю, что хорошо получилось сыграть только два. Благодаря концерту я познакомился с многими классными ребятами, с некоторыми из них мы видимся и до сих пор :)

После концерта меня заметил Антон Раскин и пригласил расшатать очень “акустичный” мехмат небольшим инди-хулиганством на новогоднем концерте. Это был очень клёвый опыт: мы записывали видео для задника, катаясь на машине по городу с GoPro, ходили по репетиционным базам и вообще хорошо проводили время, знакомясь друг с другом. На самом концерте не обошлось без приключений. До концерта мы обнаружили, что бас-гитара перестала играть, и починить удалось её только с помощью изоленты, провода и такой-то матери. Гитара просто потеряла заземление. Затем было ещё немного веселее. Наша рок-банда открывала концерт, но из-за технических неполадок всё никак не могла начать играть. В самый ответственный момент перестала звучать гитара Антона. Мы несколько раз начинали играть и на первых аккордах бросали исполнение, чтобы попытаться решить проблему. В тот момент Дима Усачев, который вел концерт, удачно пошутил, что с третьей-то пересдачи у нас всё-таки всё получилось. Эту шутку я запомнил, и она спасла меня в аналогичной ситуации, когда уже был ведущим я. Гитара Антона, правда, так и не заиграла, но кого это уже волновало?

Запись начинается спустя 3 попытки старта исполнения

Антон после весьма успешного выступления позвал меня играть на “Студенческую весну”. Я не знал, что это такое, но согласился. Максим же отказался участвовать, и вместо этого Антон позвал своего знакомого басиста Рому. Рома производил впечатление очень крутого музыканта (и так оно, на самом деле, и было). Думаю, ничего страшного не случится, если я спустя 5 лет скажу, что Рома был на самом деле студентом ДГТУ. В чем криминал? Дело в том, что по регламенту студенческой весны все участники должны быть студентами ЮФУ.

Мы долго и упорно репетировали песню Jet – She’s A Genius, не вылезая с репетиционных баз. В один из дней мы полезли на крышу какого-то жилого дома в центре, чтобы опять же снять там подложку под наше выступление. Было не очень тепло, но зато весело. Вместо Ромы, который по каким-то причинам не смог присоединиться, с нами тогда на крышу пошел Костя Ким, который по комплекции весьма похож на Рому. Короче, подготовка шла полным ходом, до “Весны” оставалось уже совсем немного времени.

Когда я спросил Антона, что же это за мероприятие такое, где мы будем играть, он описал это так, что я представил себе какой-то Open Air, где каждый факультет готовит несколько номеров разных жанров и всё. Софиты, большая сцена и т.д. Конечно, для первокурсника это мандраж. И как же я был поражен, когда столкнулся с реальностью! Для тех, кто не в курсе, что из себя представляет “Весна”, я скажу так: в ЮФУ каждый факультет готовит постановку на 1-1.5ч, основа которой – творческие номера, раскрывающие основную идею спектакля, а где-то между номерами в небольших актерских сценках раскрывается сюжет. Не очень удобный формат для развития актерских навыков, но и мы не в театральном училище :)

Всё это великолепие каждый факультет показывает на большой сцене ОДНТ “Красный Аксай”. Студенты подразделения готовят свою постановку где-то в подвалах своего корпуса, а затем одним прекрасным утром они приезжают в ОДНТ и начинают подготовку к показу, который проходит вечером того же дня. И это, скажу я вам, очень сложная история, особенно если мы говорим про людей, которые координируют работу всех участников.

Возвращаясь к своей первой весне, я скажу, что это было потрясающе! Я, хитрый жук, перед началом концерта узнал, как проникнуть в зал и есть ли там свободные места. Мне очень хотелось увидеть всю эту историю вживую, и я нашел свободное место на первом ряду, которое я успешно занял с самого начала. Непосредственно перед своим номером я побежал на сцену, отыграл, и побежал обратно в зал, чтобы досмотреть постановку. Эта “Весна” у меня безусловно в сердечке.

В том же году где-то зимой я увидел объявление на сайте об открытии IT-лаборатории мехмата – неформальном объединении студентов и преподавателей, которые бы создавали новые сервисы для факультета и университета. Было четкое требование к подающим заявки на участие, что принимаются люди исключительно со второго курса и старше. Но, чёрт возьми, я к тому времени умел PHP на уровне велосипедостроения и умел верстать, я даже в школе пытался организовать нечто подобное и очень хотел написать для школы что-то полезное, но столкнулся с непониманием руководства учебного заведения, зачем же это всё нужно. А здесь официально можно писать ништяки для университета в команде! ААА!!!

Я решил, что ни в коем случае не должен сдаваться, рассказал об этой истории Антону Шалимову, моему другу, с которым мы пытались что-то делать в школе, и мы пошли вместе к Роману Борисовичу Штейнбергу просить разрешения поучаствовать. Роман Борисович подумал-подумал и пригласил нас на первое собрание IT-лаборатории, на котором они вместе с Станиславом Станиславовичем рассказывали про план развития этой истории и сулили участникам в будущем ещё и какие-то дополнительные бонусы. Сразу скажу, никаких бонусов не было, максимум – небольшие выплаты от Студенческого совета.

Уже весной мы с ребятами выступили на “Неделе наук” с нашей поделкой – интерактивным расписанием мехмата. Скажу честно, спустя какое-то время мне стало очень стыдно за тот код, который я тогда написал, но это нормальный и естественный этап развития навыков программирования. Мы получили за этот шедевр искусства программирования третье место в соответствующей секции и ушли, думая, что это и есть победа на студенческой научной конференции. Потом Пилиди показал мне, что нихрена это не победа, и что должна быть какая-то исследовательская ценность, но сейчас не об этом.

В общем, мой первый курс был каким-то таким. Он был разным, но он давал мне надежду, что дальше пойдет ещё круче.

2 курс: Неопределенность link

Музыкальное подполье link

Где-то в этот отрезок времени мы настолько сдружились с Машей, Никитой и Ксюшей, что несознательно решили объединиться в маленькую банду. Произошло это на почве того, что наши музыкальные вкусы были очень близки, но при этом исполнители, которых мы слушали, были разными. Мы временами устраивали музыкальный десант в чатике группы, что нравилось не всем, поэтому в конце концов мы ушли в отдельный диалог.

Наша банда – это самое тёплое воспоминание о мехмате. Было столько классных моментов и столько душевных разговоров. Сейчас наши пути с девушками разошлись, но всё равно я часто вспоминаю всё, что с ними связано, и меня накрывает волна ностальгии. С Никитой мы и сейчас держимся вместе, он чуть ли не мой братишка, и с недавних пор мы ещё и работаем вместе (да, я схантил и его тоже!). Судьба Ксюши мне неизвестна, а Маша сейчас где-то далеко, если мне не изменяет память, в Цюрихе, где она строит свою жизнь и карьеру. Она большая умничка.

IT-лаборатория и “Сервис БРС” link

Между первым и вторым курсом произошло интересное: деканат факультета (а в какой-то момент он стал называться “дирекцией института”) поручил крестоносцам IT-лаборатории весьма амбициозную затею. Вы наверняка могли слышать про такие системы, как “Электронный дневник” в школе. С его помощью учителя ставят оценки детям, а дети совместно с родителями могут отслеживать успеваемость и не принимать меры в случае отрицательной динамики.

Вот что-то похожее заказали и нам, только вместо учителей – преподаватели, а вместо школьников – студенты. Мы были призваны избавить мехмат от бумажной волокиты с ведомостями, учебными планами дисциплин и т.д. и т.п. И если фунциональность для преподавателей ещё более-менее понятна (хотя сложности были и там), то с сотрудниками дирекции всё совсем замечательно: в идеальном мире они могут смотреть различные отчеты в различных разрезах и всё такое, но сначала мы ограничились распечаткой ведомостей.

img

Сейчас с высоты своего небольшого опыта я бы отнес такую систему к ERP. Теперь я обращаю внимание своего читателя на заголовок этого раздела. Мы ещё даже не поступили на второй курс, но уже были задействованы в такой ответственной работе. Круто? Безусловно! Нас было много, мы горели энтузиазмом и верили, что мы получим дичайше важный опыт и впишем свои имена в анналы истории мехмата. И так оно плюс-минус и получилось, лично я вынес навыки анализа и проектирования, а также создания domain model для существующей системы.

Единственное, что меня до сих пор вводит в дрожь при мыслях обо всей этой затее – это сроки, за которые мы должны были разработать ERP и дичайшая ответственность. Ещё, конечно, удивляет, насколько же деканат нам тогда доверился, ведь у нас не было за спинами ничего серьезнее интерактивного расписания… Очевидно, была россыпь багов, которую кто-то должен был разгребать, и где-то посередине второго курса в наши ряды вклинился Игорь Стребежев. И история ближе к 3 курсу приняла новый оборот…

Обучение link

Итак, летом я уже немного представлял, что за курсы ждут меня осенью. Мне очень нравилась задумка человека, который составлял учебную программу. А она, как мне кажется, заключалась в ознакомлении студентов со всеми уровнями работы вычислительных систем: архитектура компьютера, языки программирования, компьютерные сети и операционнные системы. Думаю, никто не будет спорить, что эти дисциплины являются фундаментом для деятельности практически любого программиста.

Что получилось на деле? На деле всё оказалось куда хуже, чем я представлял.

Языки программирования. Такое. Практика полное дно. Лекции более-менее, но тоже странно. Задумка рассказать про разные парадигмы языков программирования интересна, я первый и последний раз в жизни смог пощупать логическое программирование на Prolog. Необычный опыт. Однако, курс на тот момент нуждался в некотором обновлении. Да, можно показывать функциональную парадигму через LISP, довольно интересно было считать скобочки, но хотелось бы, чтобы в преподавании использовался один из более современных функциональных языков программирования. Хотя, насколько я знаю, LISP и сейчас пользуется уважением в тусовке программистов на функциональных языках.

UPD (9 декабря 2018): После того, как я почитал несколько обсуждений в местной тусовочке функциональщиков в Telegram и после того, как я начал читать SICP, я понял, почему LISP — это правильный выбор, поэтому абзац выше теперь не имеет смысла. Вкратце, LISP хорош тем, что его синтаксис однороден и не требует долгого изучения, и это правда. Другие ЯП содержат очень много конструкций, которые нужно понять перед тем, как начать работать. В LISP же достаточно понимания, что есть либо листы, либо атомы, первый элемент в скобках – это всегда имя функции, а остальные элементы – аргументы функции.

Операционные системы. Позорище. Именно после посещения этой пары я понял, что, наверное, поступил куда-то не туда. Мне хватило одной лекции от Савельева, чтобы понять это. Ну, вы знаете, “виндузятники”, “мастдай” и очень странные анекдоты про всадников, что монтируются на коней… Это не то, что ожидаешь услышать от преподавателя в высшем учебном заведении. Практика тоже, мягко говоря, была сомнительной.

Архитектура компьютеров. Артём Михайлович, спасибо Вам за такой прекрасный курс! Благодаря Вам я понял, как нужно преподавать любую дисциплину, и что любой университетский курс должен быть построен вокруг трудов великих авторов. В случае #арх Вы постоянно аппелировали к труду Танненбаума. Более того, задания Вашего курса были ориентированы на глубокое изучение книги, и это то, отличает Ваш подход от того, о чем я рассказывал выше. Именно благодаря Вам я приобрел навык изучения фундаментальных дисциплин. Огромное спасибо!

Что там ещё?

Физика, которая длилась на протяжении всего года, портила всю малину. Казалось бы, вот он: момент, когда я смогу прокачать свои знания по физике и наконец разобраться в вопросах, которые меня так мучали со школы.

Здесь надо приостановиться и сказать, что с физикой у меня особые отношения. До 9 класса включительно я обожал этот предмет и считал его чуть ли не самым интересным предметом за всю среднюю школу. Затем случился ГИА по физике. Наше поколение – последнее, которое сдавало ГИА по второстепенным предметам по билетам. Тогда я не знал, как правильно готовиться к экзаменам, поэтому натурально зубрил то, что давали в билетах.

В конце концов, это сыграло со мной злую шутку. Да, благодаря такому способу подготовки к экзамену я прекрасно помнил все билеты, но я перестал понимать то, что в них написано. Я всерьез и надолго отупел. К началу следующего учебного года я вовсе перестал понимать предмет. Да что там, я до сих пор слабо понимаю некоторые концепции.

Скажу лишь, что это для меня была отличная демонстрация того, почему нельзя зубрить и почему нужно выстраивать своё обучение вокруг понимания.

Мне казалось, что раз мы будем обучаться у профессионалов своего дела, преподавателей с физического факультета, то они смогут донести материал так, что я наконец снова начну понимать эту дисциплину. Но… Реальность оказалась такова, что лекции слушать было невозможно, а практика была невыносимо скучной и поэтому бесполезной.

Дифференциальные уравнения вместе с математическим анализом казались очень важными дисциплинами, и в общем-то так оно и получилось. Мы не раз в дальнейшем прибегали к знаниям, которые мы получили у Михаила Эдуардовича и у Ирины Викторовны Моршневой. Я узнал много интересного о том, как решаются те физические задачи, о решении которых я задумывался ещё в школе. Наша школьная учительница физики в своё время рассказывала, что мне стоит подождать изучения этой дисциплины в высшей школе. В общем, было интересно, хоть и лекции были довольно скучны. Правда, это не упрёк в сторону Ирины Викторовны, скорее это предмет такой сам по себе. Очень однотипные доказательства с очень большим процентом копипасты.

Творческая и общественная жизнь link

Спасатели столовой link

Где-то в конце каникул перед началом второго курса пришла интересная новость: нашу любимую столовую хотят выкурить с помощью повышения арендной платы до запредельных высот и открыть вместо неё “SFEDU-кафе” (сейчас эта столовка носит бренд “Еда Всегда”, или нет, мне плевать). Конечно же, это возмутило очень многих, включая меня. Наша столовая очень вкусно и дешево кормила каждый день сотни студентов и обслуживала все конференции, дни открытых дверей и другие массовые мероприятия, что проходили в стенах мехмата. Я не помню, как так получилось (хотя, кажется, без подсказки Романа Борисовича здесь не обошлось), но я вошел в инициативную группу, которая решила собрать подписи, чтобы затем обратиться с ними к ректору. Мы связались с Мариной Плаутиной и решили действовать. В какой-то момент к нам присоединилась ещё одна девушка – Лена Гордиенко.

На нашу инициативу обратил внимание студенческий совет нашего института. Так я познакомился с Димой Лаздиным. Он тоже немного помог нам с нашей затеей, и вот так мы собрали почти 300 подписей студентов и преподавателей. И это на летних каникулах, я прошу заметить!

img

Осталось самое сложное – выйти на контакт с лицом, принимающем решения и передать ему доказательства всеобщего недовольства инициативой выкурить текущих арендаторов помещения столовой. И это случилось при очень странных обстоятельствах. В большой лекционной аудитории нашего института собралась недовольная толпа студентов, проживающих в общежитиях. Тогда была какая-то история с ротацией мест в общежитиях и выселением людей на лето, дабы студенты не привыкали к своим койкоместам. Общественность возмутилась, когда узнала об этом, и собралась почему-то у нас, чтобы выразить своё недовольство ректору.

Дима Лаздин сказал, что лучшего момента не найти, и что мне точно стоит притащить листы на эту встречу, чтобы после неё подойти к ректору с нашим вопросом. Ок, я пришел. Скажу честно, что это было жалкое зрелище. Между студентами и ректором в качестве переговорщика был глава студенческого совета университета, который должен был выразить позицию недовольных. К людям, сидящим в зале, никаких вопросов, они большие молодцы, что пришли выразить негодование, но выступление Николая Иванова, тогда ещё председателя студсовета, было настолько жалким… Да, ему приходилось говорить какие-то неприятные вещи, потому что в этой аудитории сидело примерно 300 человек, которые и сами могли бы сказать их без всякой прослойки. Но он говорил их так, что в его голосе слышался страх. Он как бы оправдывался интонацией за каждое сказанное им слово. Впрочем, так бывает, когда ты держишься за место в иерархии и боишься рубить правду-матку, его можно понять.

И вот, собрание закончилось, и пришла пора задать и свой вопрос. Мы с Димой спустились вниз по аудитории и встали прямо перед сценой, на которой и занимала место Марина Александровна Боровская – ректор Южного Федерального Университета. Она уже собиралась покидать помещение, но мы окликнули её, и она остановилась. Наш разговор получился очень странным. Мы стояли под сценой и смотрели на неё снизу, а она была на сцене и смотрела на нас сверху. В общем, типичный разговор представителя власти с народом. Она сказала, что не в её компетенции этот вопрос и что она тоже ничего не решает, однако почему-то все локальные столовые трансформировались в “SFEDU-кафе”. Потом было много противоречивой информации, что столовая то закрывается, то нет, но на тот момент мы выполнили свой гражданский долг. В итоге столовая успешно продолжает работать на благо студентов мехмата и радовать вкусной едой по хорошим ценам.

Вёсны, концерты link

Воодушевившись опытом участия в студенческой весне на первом курсе, я решил лезть в любую дудку, лишь бы получить побольше тех впечатлений, что я испытал в те мнгновения, когда стоял на сцене перед зрителями и отрывался как умел. Первым делом я снова решил пойти участником на музыкальный концерт. Для своего нового выступления я выбрал композицию Marooned группы Pink Floyd. Сразу скажу, что это был очень необдуманный выбор. Моей техники явно не хватало для того, чтобы сыграть её как нужно, но по крайней мере она идеально попадала в настроение. Я пережил очень тяжелый разрыв отношений и вкладывал душу в исполнение.

img

В итоге я запорол номер. Во время исполнения я дошел до второй части произведения и просто забыл кусок из-за того, что и в первом куске я всё забыл и по сути импровизировал. Не стоит говорить о технике исполнения, с ней вообще беда. Но зато, сука, ПИНК ФЛОЙД. Но всё-таки это было классно. Это были самые уютные репетиции с лучшими людьми. Ян Касюлевич, Лена Гордиенко, спасибо вам за вклад! И, конечно, спасибо тебе, моя любимая жена, за поддержку.

Потом случился новогодний концерт. Я был выжат как лимон после классического и не мог выступать, я был пуст. Однако, поучаствовать как-то хотелось, но я не знал, как. И тут внезапно мне пишет Лиана Гукасян, которая в те годы была художественным руководителем мехмата ЮФУ, с предложением войти в техническую группу. Ничего сложного: вовремя приносить и уносить микрофоны и стулья, да помогать переносить что-нибудь тяжелое. Работёнка непыльная, я с ней справился на ура.

После нового года я с нетерпением ждал объявления новой темы студенческой весны мехмата. На весне я готов был играть всё на свете и потихоньку даже прикидывал, какие композиции я хотел бы сыграть.

Внезапно в личные сообщения мне постучался Дима Усачёв, ещё одна звезда самоделки мехмата, ныне успешный радиоведущий и организатор/ведущий на свадьбах и просто потрясающе позитивный парень. Он предложил мне занять кресло звукорежиссера на предстоящей весне. Да, был момент, когда мне пришлось практически без всяких навыков подключить всю аппаратуру и сесть за пульт на последнем звонке в своей школе, но я быстро разобрался, что там к чему, и в общем-то для последнего звонка всё прозвучало весьма сносно, но рулить звуком в зале ОДНТ я охренеть как боялся!

Потом я, правда, понял, что я рулю лишь звуковыми дорожками, которые должны прозвучать вовремя, а звуком в ОДНТ заведует совсем другой человек, Вадим Дубинин. И хотел бы я сказать, что он и ныне продолжает заведовать, и что я могу придти к нему в любой момент и спросить совета опытного звукорежиссера, но… но об этом позже.

В год весны “Мечтатели” я остался на разборе, потому что было очень интересно, что же скажет жюри. Говорили много, хвалили много, ругали тоже, но мне запомнилась претензия, что очень не хватало музыкального оформления во время конферанса. Я напомнил об этом Диме Усачёву, на что он сказал, что всё в моих руках, действуй. Ок, я попросил сценарий и начал работать. И кажется, это было очень клёвое звуковое оформление.

Однако, я всё ещё переживал, что мне будет тяжело выполнить свою миссию, о чём постоянно рассказывал прошлому звукорежиссеру мехмата, Косте Киму, и Диме Усачёву, однако дельных слов от них было довольно мало. Я так и не понимал свою функцию до конца. Видимо, это заметил ещё один человек, который затем мне написал в личку вот эти сообщения:

Андрей) Короче, какие-то советы попытаюсь дать.

  1. Обязательно собери в воскресенье у всех минусы. Чтобы они не долбили тебе мозги в среду в однт
  2. Работать лучше всего в AIMP. Там легко сделать плейлист и отключить воспроизведение следующего трека.
  3. Как только будет сценарий - создай плейлист (можешь два: конферансный и на номера). Но так, чтобы он был четко по сценарию
  4. Требуй от усачева сценарий. Желательно утвержденный. В понедельник-вторник порепетируй включать по сценарию всё.
  5. Нормально ли работают линейный выход, мышка и зарядка у ноута? Они-то, особенно мышка, любят подводить)) но это не главное))

в воскресенье внимай и впитывай всё, что происходит на репетиции по части номеров - ты, и только ты должен знать как всё должно звучать. Именно потому, что ты должен контролировать однтшного звукаря. “Вадим, давайте здесь громче” и все такое. Он вроде бы как звукарь адекватный, но иногда может поймать затупы какие-то.

Перед прогоном я пару часов все номера с тобой и с вадимом погоняю в звукарской, попытаемся с вадимом скорешиться - это важно)))
вроде бы основное так и всё…если что - спрашивай. Если что-то вспомню - скажу обязательно))
а, и четко утвердите с усачевым подложки под конферанс. у нас постоянный проеб в весне в отсутствии подложек))
и ты круто придумал разносить звуки по панораме - прямо гуд) будет клёво)
будь готов к тому, что слова в сценарии могут запороть, и необходимо будет поймать момент и вовремя что-то включить.

если на сцене дыра (между номером и конферансом) - включай подложку, нужно заполнять. а, и по поводу вадима, говори ему: “Щас сложный номер с хором. Включите подвесы”, “Щас трэшсаунд, разведите широко микрофоны”, “Щас танцы - так что всё зашибись” и всё в таком духе)

Этим человеком был Данил Кокин. Примерно с тех пор он мой верный друг и товарищ, а с недавних пор ещё и коллега. Он провёл меня по всем важным моментам и показал мне, на что я способен как звукорежиссер. Но ладно, я немного сбился с канвы повествования. Когда объявили тему весны, я прыгал от счастья. Мы делали постановку по антиутопии Евгения Замятина “Мы”. Боже, как же я люблю антиутопии! А ещё я прекрасно представлял себе, что там должно прозвучать. Тёплые мелодии во время человечных моментов и холодная глубокая музыка во время каких-то важных моментов, связанных с Благодетелем и ГГ. Оставалось подобрать конкретные композиции.

Я всё своё свободное время посвящал подбору композиций и был максимально погружен в работу. В итоге вместе с Данилом мы сделали потрясающее звуковое оформление к весне, за которое ни разу не стыдно. Если вам интересно, что получилось в итоге, посмотрите саму постановку. Особенно мне в плане звука нравится начало весны и оформление вокруг финального номера, которое начинается с отметки 1:24:27. Когда вы не посвящены в тонкости, вы можете не представлять, насколько это оформление в конце после номера было сложным для исполнения. Дело в том, что девушка, игравшая роль подруги ГГ, каждый раз произносила фразы с разной длительностью, и нужно было, чтобы музыкальная точка играла сразу после фразы. В итоге у меня были нарезки голоса Благодетеля и точки, составленные в плейлисте в винампе, а в AIMP у меня играла подложка. Всё это должно было закончиться в точке, где треки в подложке меняются. Их я для облегчения задачи склеил. Короче, этот момент я репетировал где-то раз 15, чтобы не накосячить в конце. И я, что удивительно, не накосячил.

Что же касается номеров, то был очень крутой неоновый номер и, конечно, песня Данила “Ария Д-605”. Просто ух.

Я люблю эту постановку и она в моём сердечке, как и “Мечтатели”, как и следующая весна. А вот, что об этой постановке снял Серёжа Студеникин:

3 курс: Разочарование link

Учебная практика link

Обычно студенты приходят на летнюю практику и что-то делают по указке от преподавателя. Этот путь, конечно же, не для меня. Вместо этого практику проводил я для других студентов. Да, так получилось, что моя практика заключалась в том, что я вместе с другими участниками IT-лаборатории должен был организовать летний досуг скучающих студентов. Спустя год эксплуатации Сервиса БРС накопилось немало проблем и пожеланий, и мы не придумали ничего лучше, чем позвать студентов пилить сервис.

В ходе практики я прочитал пару небольших лекций по верстке и был кем-то вроде тимлида: отвечал на вопросы менее опытных ребят, решал какие-то конфликты, устранял неопределенность и всё в таком духе. Короче, “софт скиллз” во все поля. Была лишь одна проблема – качественно программировать я так и не научился, а некачественного кода в репозиторий проекта тогда насыпалось немало. Конечно же, когда мы задумывались над практикой, в своих мечтах мы хотели обучить каждого новичка современным (ха-ха) веб-технологиям до уровня мастера-джедая и победить все те фичи, которые мы запланировали. И конечно же, мечта несколько разошлась с реальностью.

UPD (7 дек. 2018): И здесь я должен был рассказать про Игоря Стребежева, но совсем забыл. Исправляюсь. Этот парень пришел к нам на мехмат не сразу. Сначала он попытал счастья в питерском ИТМО, но затем понял, что ему там не нравится и вернулся в Ростов-на-Дону. Хоть сейчас у меня и периодически подгорает от позиции Игоря по отношению к многим вопросам, но я не могу не признать, что он чертовски хорош и талантлив. Если во время этой летней практики я демонстрировал чудеса общения и работы с командой неопытных разработчиков, то Игорь же был образцом техлида: он очень тщательно проверял все MR от студентов, давал по шапке мне и многим другим и делал продукт более надежным и поддерживаемым. В то время я и правда хреново писал код, и только благодаря Стребежеву я понял, что я застрял на месте и мне стоило бы проявить упорство. Спасибо тебе, Игорь, и не только за это.

Однако это всё равно был наикрутейший опыт, который во многом определил, как именно я хочу делать свою работу.

Обучение link

Всё началось с распределения по кафедрам в конце второго курса. Я очень долго выбирал между кафедрой информатики и вычислительного эксперимента и кафедрой прикладной математики и программирования. Оглядываясь назад, я считаю, что сделал правильный выбор, т.к. кафедральные спецкурсы у нас были весьма и весьма хорошие, и из них я вынес много полезного. Плюс, на нашей кафедре подобралась отличная компания, так что было неплохо.

Определившись с кафедрой, я начал думать, чем же я хочу заняться. Я решил сделать для себя вызов и найти что-то такое, где я мог бы сначала применить математический аппарат, а затем на основе этого создать программу, решающую все проблемы человечества. Поизучав темы, которые предлагают сотрудники кафедр, я остановился на Геннадие Анатольевиче Угольницком. У него прикольная тема, устойчивое развитие организаций и разработка математической модели, которая по входящим метрикам показывает, насколько устойчиво работает система и таким образом помогает руководству принимать правильные решения.

Видимо, сам Геннадий Анатольевич не мог меня взять в пул своих студентов. Так я оказался под руководством Анатолия Борисовича Усова. Мы встретились с ним летом на каникулах, он рассказал мне про тему, после чего я ушел думать над вектором своей работы.

Хорошо подумав, я решил, что было бы неплохо помочь с бизнесом своему отцу. Я слабо представлял, какие метрики есть в работе небольшой строительной компании, но решил во что бы то ни стало построить математическую модель. Она получилась странненькой.

Оглядываясь назад, я скажу, что на самом деле эта тема очень интересна в разрезе моей текущей работы. На момент написания этой истории я беру на себя руководство HR-процессами, и некая модель, которая принимала бы в себя кучу метрик (а метрик мы и сейчас уже собираем очень много!) и выдавала бы объективную оценку состояния команды и отдельных её участников, мне бы хорошо помогла в работе, т.к. с ростом компании мне будет тяжело ручками отслеживать такой большой объем данных. Возможно, я вновь вернусь к Анатолию Борисовичу, но на этот раз с реальной проблемой и с реальными данными.

Кстати говоря, он же прочитал для нашей группы спецкурс по моделированию динамических систем. Это лучший прикладной математический курс из всех, что я слушал на нашем мехмате. Благодаря этому курсу я осознал, насколько мощными инструментами я уже владею благодаря фундаменталтьным наукам. Мы разбирали различные приложения дифференциальных уравнений и дополнительные теоретические главы, посвященные непосредственно динамическим системам и их моделированию. Всё это было настолько живо и увлекательно, что я до сих пор под огромным впечатлением! Спасибо, Анатолий Борисович, за прекрасный материал!

Моим друзьям при распределении на кафедры было не так просто, как мне. Из-за низкого рейтинга у них выбор был небольшой: либо кафедра теории упругости, либо кафедра теоретической и компьютерной гидроаэродинамики. Практически все товарищи ушли на ТУ, о чём впоследствии много раз жалели. Политика заведующего кафедрой ТУ была такова, что студенты должны слушать только свои спецкурсы и ни в коем случае не менять их на курсы соседних направлений, чтобы затем успешно защитить научную работу. На фоне того, что сильные студенты целенаправленно приходят на эту кафедру в очень малых количествах, это требование вызывает недоумение. Есть люди, которые сильны в программировании или экономике, но их рейтинг, во многом складывающийся из результатов по математическим дисциплинам, не дает им возможности распределиться на кафедры, связанные с программированием. Справедливо ли это? Не было бы лучше, если бы студенты шли изучать то, что им действительно интересно и в итоге доходили до выпуска с высокой мотивацией?

Кстати, помните, я в начале рассказывал про плохой учебный план на ПМИ? Моя кафедра, как и кафедра исследования операций, имеют некоторый экономический уклон. При этом факте в программу обучения включены такие зубодробительные дисциплины, как векторный анализ, функциональный анализ и уравнения математической физики. Вишенкой на торте является полуторагодичный курс численных методов. При этом курс по теории вероятностей начинается позднее, чем он нужен.

Если первые два предмета ещё более-менее применимы во многих сферах (если при этом не забывать рассказывать, зачем же вся эта сухая теория нужна), то вот уравнения математической физики в течение целого года прямо как пятая нога собаке. О численных методах и говорить не приходится. Конечно, очень интересно сначала учиться решать аналитически, а потом осознавать, что умные люди придумали множество методов, чтобы решать задачи приближенно, но не в течение же такого огромного промежутка времени! Полугодовой обзорный курс был бы куда уместнее, а уравнения математической физики вообще, я считаю, должны быть дисциплиной по выбору.

Преподаватель УМФ проф. Андрей Борисович Моргулис, бесспорно, человек-глыба и вообще мировой человек. В наш год он даже защитил докторскую диссертацию по теме “Теория устойчивости решений начально-краевых задач для уравнений динамики идеальной несжимаемой жидкости в областях с проницаемыми границами”. Однако, не всегда квалифицированные специалисты могут качественно упаковывать мысли так, чтобы их могли воспринимать другие люди, и, к сожалению, Андрей Борисович яркий тому пример. Да, кто-то скажет, что мы должны самостоятельно вгрызаться в гранит науки невзирая на все сложности, которые стоят на пути, но черт возьми, подача материала тоже имеет значение!

Здесь я хочу напомнить, что из словосочетания “прикладная математика и информатика” вполне можно получить “прикладная информатика”. И вроде бы вот и есть предметы в программе, но специалисты, которые преподают прикладную информатику, никакого внимания не уделяют тому, чтобы студенты использовали в своей работе автотесты и оформляли свой код так, чтобы его можно было читать.

Приятным исключением в этом смысле оказался курс алгоритмов на графах. Эта дисциплина предлагалась на выбор, и вёл её всё тот же Роман Борисович Штейнберг. Для того, чтобы получить зачет по этому курсу, нужно решить все 6 задач и сдать коллоквиум. Задачи давались всем студентам одинаковые, но это были олимпиадные задачи на алгоритмы по графам, которые Роман Борисович придумывал самостоятельно.

img
Задача от Романа Борисовича про кубик и его передвижения по полю меня до сих пор не отпускает

Этот курс был настоящей школой жизни! Это был тот самый курс, ради зачета по которому я отложил празднование своего дня рождения и весь день посвятил тому, чтобы дорешать-таки наконец две очень сложные задачи. И я решил! Благодаря этому курсу я понял, что даже очень простые на первый взгляд задачи могут потребовать хорошую теоретическую подготовку. Единственный недостаток – это лекции, которые Роман Борисович читал тоже с помощью доски, хотя чаще нагляднее и быстрее было бы привести код на доске вместе с графическим объяснением. Ну и слушатели в мой год были слишком уж активные и своими замечаниями и вопросами уводили лектора далеко от повестки дня.

Из кафедральных спецкурсов могу рассказать про веб-разработку. Веб-разработку вел Станислав Германовский. Это был очень странный курс, который был построен по классической схеме гайдов по рисованию совы.

img

Сначала нам рассказали немного про теги разметки в HTML: вот это, мол, тег <a>, а вот это тег <div>. Затем попросили сверстать небольшую страничку. А потом херрак, и давайте-ка верстайте кроссбраузерный адаптивный landing page по макету в Photoshop!!! А потом сверху ещё jQuery. А потом ещё AngularJS. Кривая обучения для неопытных одногруппников была похожа скорее на отвесную стену, из которой очень кстати торчали штырьки для того, чтобы закинуть веревку и повеситься. Я не шучу, мы собирались у Маши Втюриной и пытались вместе доверстать эти лендосы. Но, оглядываясь назад, я хочу сказать, что это был хороший толчок к тому, чтобы начать выходить из своей зоны комфорта. Я постепенно начал осваивать современные фреймворки и вообще смотреть, что есть кроме Angular, за что я бесконечно благодарен Станиславу.

Ещё были интерфейсы на Java. И это снова было жестокое столкновение с реальностью, в которой промышленные языки программирования на деле тоже оказываются сотканы из каких-то компромиссов. В случае с Java меня неприятно удивил очень многословный синтаксис и забавная особенность системы типов, в которой уживаются примитивный int и ссылочный Integer. C# в этом плане куда более приятен, вот только жаль, что не так распространен. Сам же курс был довольно странным. Я не знаю, чего мне не хватило, скорее всего проблема в том, как мы сдавали задачи и как вообще он преподавался.

Ещё были компьютерные сети. Я даже вспоминать не хочу этот курс, но придется. Дмитрий Александрович Заставной и Александр Алексеевич Букатов сделали этот курс невыносимым. Заставной — своими максимально мерзкими шуточками-прибауточками и поразительно странной манерой подачи материала. Букатов — манерой чтения лекций и выбором материала. Как можно рассказывать этот предмет без презентаций? И всё так медленно, всё так усыпляюще… Боже, да на Пеленицына мы приходили в 8 утра, лишь бы послушать, потому что материал им был преподнесен так, что ты в любом случае вовлекаешься! Даже последние лоботрясы приходили слушать его, потому что было ОЧЕНЬ интересно, чего не скажешь о Букатове.

Ещё были методы оптимизации и исследования операций. И это был чертовски интересный курс. Но очень быстрый. Дело в том, что Лидия Николаевна Землянухина со своей манерой чтения лекций может смело идти на рэп-баттлы против Эминема и зачитывать так, что все будут в шоке. Я отлично помню, каково это: записывать абсолютно все выкладки, которые моментально появляются и пропадают на доске, и не понимать, что же всё-таки происходит. Но, если забыть про скорость чтения, то в целом курс очень клевый и интересный, большое спасибо Лидии Николаевне и Марине Валерьевне за него.

Но в целом, конечно, я был разочарован. Несмотря на несколько интересных курсов, общее впечатление было весьма скверным. Я ожидал совсем не этого.

Творческая и общественная жизнь link

Этот год стал ренессансом для меня-творческого. В том году я стал организатором концерта классической и инструментальной музыки на мехмате на фоне того, что у Саши Гутникова стало очень мало времени.

Я начал с того, что все концертные дела я начал вести в Google Docs. Там было всё: посещение репетиций, какая помощь каких людей понадобится, номера телефонов и “нагрузка” участников. Часть информации я срезал, поскольку иначе Роскомнадзор меня покарает. Дальше я вместе с Леной Кураминой поработал над фирменным стилем концерта. Она помогла нам сделать крутую афишу, а я поработал над презентациями. Ещё я убрал рассказы о истории жизни композиторов произведений из сценария и разделил его на периоды. Внутри каждого периода были собраны композиции максимально похожего настроения. Дальше – больше, я сделал программку концерта, которых мы напечатали где-то 150 штук и раздавали гостям нашего мероприятия. В конце концов, это был первый концерт классической музыки мехмата, для которого завели отдельную встречу ВК с контентом.

Ну и кроме того, я играл в двух композициях. Первую написал мой друг и одноклассник Паша Губарев, которого я пригласил сыграть у нас, для второй основу написал я, но и исполнители внесли существенный вклад в её развитие. А самый мой любимый номер, пожалуй, этот, в котором играли Серёжа Зинченко и Антон Раскин.

Короче, я до сих пор считаю, что это самое лучшее, что я сделал за всё своё пребывание на мехмате. Сервис БРС и прочие поделия – пыль на ветру, но вот эмоции и воспоминания меня одолевают и сейчас.

Ещё была студенческая весна, постановщиком которой стал Данин Кокин. Я и в 2к18 поражаюсь, откуда у него было столько сил. Сколько же всего накопилось в человеке, что он смог всё это переработать в такую мощную штуку! Это без шуток была самая сильная по смыслам и по акцентам постановка, какую только презентовал мехмат. Жаль только, что не получилось докрутить непосредственно номера. Например, некоторые номера в финале откровенно плохие.

В том году был конкурс трейлеров, поэтому ребята сняли ещё и вот это видео, которое более-менее объясняет суть происходящего:

Если стало интересно, то более-менее подробно сценарий постановки изложен в этом документе, но лучше всё-таки найти час-другой в своем плотном графике и посмотреть её целиком. Я снова был звукорежиссером и передо мной стояли очень сложные задачи. Одной из них была написать композицию для синтез-номера с пластическим этюдом. Творческий заказ поступил от постановщика номера, Софьи Нефёдовой. Она обрисовала мне следующую историю: нужно написать музыку, в которой сначала преобладают радость, затем радость сменяется непониманием и переполохом, после чего всё это должно перерасти в праведный гнев толпы. И я только закончил с созданием EP-композиции, как вдруг мне объявляют, что она более не нужна, т.к. люди посовещались и решили, что она не подходит. Я чуть всё не бросил в тот момент и не ушел, но потом сделал глубокий вдох-выдох и довёл всё до нужной кондиции. Но осадочек по отношению к Софье остался во многом из-за того, как она провела этот разговор. Я потратил очень много ментальных сил и порой ехал разумом:

img

Честно, этот инцидент, как и вообще идея этого творческого заказа вышла боком для всей весны. Я не смог уделить достаточного времени качественному музыкальному оформлению, потому что для написания композиции у меня ушла неделя непрерывной работы в мини-студии, в которую превратилась комната. И затем, когда я услышал новость, меня настолько разбили те опустошающие эмоции, что я не смог правильно оформить некоторые моменты.

Но всё равно я считаю, что вышла очень крутая постановка. И может мне и хотелось бы составить какой-то рейтинг из всех вёсен, но я не буду этого делать, потому что каждую весну я люблю по-своему и все они в сердечке. Эту весну я люблю как минимум за монолог Данила, который я до сих пор считаю очень сильным высказыванием (Данил, прости пожалуйста, но у меня нет нарезанного видео, которое я мог бы показывать кусочками, поэтому я поделюсь тем аудио, что ты скидывал мне). Надо сказать, что моя мама вообще влюбилась в Данила и каждый раз, когда речь заходит за работу, спрашивает, как у него дела. Переживает.

Ещё был гала-концерт, для которого мы вместе с Вадимом Дубининым делали звук. Это был последний раз, когда я видел Вадима. Позже я узнал, что он скоропостижно скончался. Это был замечательный человек, которому я многим обязан. Покойся с миром, Вадим.

4 курс: Безразличие link

Обучение link

Здесь будет очень немного текста. Как вы видите, заголовок намекает на то, что я максимально отстранился от учебы на мехмате. Во многом повлияла работа, не меньшую роль сыграли и обстоятельства в моей личной жизни. Здесь я не буду строить историю и просто расскажу по пунктам то, что мне запомнилось:

Ну и выброс в реальность случился во время подписания обходных листов в различных инстанциях (кстати, кто это вообще придумал? бредовее процедуры я не проходил). Мехмат и так не славится умением стоять в очередях, в столовой каждый считает правильным занять очередь на 10 своих друзей, но эти люди догадались проделать тот же номер и во время ожидания получения аттестатов из архива ЮФУ. Был грандиозный срач за места в очереди, и в тот день я увидел обратную сторону многих своих одногодок. Очень грустное зрелище.

Творческая и общественная жизнь link

В этом же году случилась история, которая внесла смуту в взаимоотношения с Романом Борисовичем. Всё началось с того, что летом я покинул ИТ-лабораторию мехмата ради работы в elonsoft. Сделал я это некрасиво, не оповестив заранее людей о том, что я отказываюсь продолжать работу. Потом я выяснил, что не стали работать и другие ребята.

Затем случилось анкетирование, которое ещё больше укоренило разногласия между нами. Дело в том, что ранее деканат заказал у ИТ-лаборатории инструмент для проведения анкетирования студентов по преподавателям, которые когда-либо вели у них курсы. Вся эта история была тесно интегрирована с Сервисом БРС. Я был отвественным за разработку этого проекта, но по сути ничего не делал, когда как всю работу сделал Андрей Кошманский. Анкетирование разработали на NodeJS, успешно запустили на мехмате и собрали оценки студентов. И всё это без моего участия, я откровенно забил на проект.

Но вот, зимой ко мне обратилась Анастасия Калоша, председатель студенческого совета Южного федерального университета с мольбами о помощи: нужно было за запустить анкетирование для всего университета. Срок – неделя. И здесь возник вопрос: целесообразно ли было тратить большую часть времени на то, чтобы изучить существующую систему, когда я точно знал, как её можно написать в очень сжатые сроки на том стеке технологий, которым я владею? Я решил, что надо писать свой сервис и спустя неделю студенты Южного федерального уже оценивали преподавателей.

В чем противоречие? Роман Борисович посчитал, что написав свой продукт вместо дописывания существующего я поступил максимально непрофессионально. Однако я так не считаю и по сей день. Непрофессионально было бы срывать сроки и соглашения только из-за того, что мне нужно время на перестройку существующего продукта под свои нужды. Гарантий, что этот продукт хоть минимально отвечает требованиям, не было никаких. Мне пришлось пойти на этот шаг, и я считаю, что я сделал всё правильно.

Кстати, этот опыт с анкетированием показал мне, в какой жопе находятся информационные сервисы ЮФУ. 1С:Университет у нас поддерживают аутсорсеры из Ставрополья. Эти замечательные люди придумали, что для выкладки фиксов и обсуживания серверов нет лучше времени, чем обеденный перерыв. Практически официально все информационные сервисы в обед заканчивают свою работу. Мне даже пришлось сделать соответствующую заглушку на этот счет в сервисе анкетирования!

Ещё я снова ставил концерт. Но это был первый провальный концерт классической и инструментальной музыки за много времени. Я откровенно перестал вытягивать такой объем работы, а делегировать не научился, и в итоге сделал всё очень халтурно. Вот этот номер подтверждает мои слова:

До сих пор, сука, больно. Стоит досмотреть это видео до шестой минуты. Я не проверил оборудование и оно в конце концов привело к тому, что мы вместо грандиозного завершения концерта получили грандиозный провал.

Не менее провальной была и студенческая весна. Но я даже вспоминать не хочу её. Больно. Больно во многом потому, что я хапнул слишком много ответственности и не смог её вынести. А ещё я плохо и эгоистично поступил по отношению к Роме Кузнецову, который должен был взять на себя партию ритм-гитары в моем номере.

0.5 курса магистратуры и отчисление link

Мне кажется, я не имею морального права ничего писать про этот период своей жизни, т.к. по разным причинам я практически не учился и не появлялся на мехмате. Мне стыдно перед многими людьми. Прямо сейчас я занимаюсь вопросом отчисления из университета.

Эпилог link

На самом деле, я опустил очень много деталей и не рассказал ещё очень много историй. Если бы я упоминал всё и всех, материала хватило бы на ещё один пост. Я выдрал из памяти и оформил в слова только то, что лежало на поверхности, но если копнуть ещё глубже, там ещё целая кладезь из историй. За это я и люблю мехмат – мне есть что вспомнить. И релевантных знаний после окончания учебы осталось немало. А ещё я научился учиться. Ну, вы знаете эту присказку.

А ещё я люблю мехмат за то, что он познакомил меня с множеством прекрасных людей. Очень многих из них я не упомянул в тексте, поэтому исправляюсь:

Максим Коротенко, Аня Рязанова, Эдик Сариев, Женя Завгороднев, Яна Валиева, Наташа Окулист, Оля Мирошникова, Гриша Сетежев, Денис Якшов, Влад Яковлев, Алла Клюжева, Олег Берусов, Руслан Ибрагимов, Денис Назаренко, Юра Турчин, Серёжа Колесников, Игорь Стребежев, Артём Коненко, Никита Троян, Саша Авилов, Яна Болдовская, Надя Чубинидзе, Егор Подрезов, Маша Шестерякова, Денис Блохин, Роман Золотарёв, Илья Малышев, Лёша Добряков, Антон Мальцев, Виталий Брагилевский, Сергей Гуда, Яна Демьяменко и многие, многие другие, спасибо вам всем за то, что так или иначе оставили след в моей душе. Господи, я даже выписать всех вас не могу, вас очень много! И все вот здесь ➔ <3.

А ещё спасибо родителям, что давали мне живительных люлей и разными путями заставляли учиться в школе. Папа всегда любит говорить, что решительный шаг вперед – результат хорошего пинка сзади. Без вас я бы не оказался там, где я сейчас, и не познакомился бы с таким огромным количеством замечательных людей.

Вот такие дела.